Может ли недееспособный гражданин работать

Недееспособность не мешает трудоустройству!

Может ли недееспособный гражданин работать

В Правовом Навигаторе «Особое право» расширена и конкретизирована статья о трудоустройстве граждан, признанных недееспособными. Приводим фрагмент – о том, как следует действовать и что конкретно учитывать при оформлении недееспособными гражданами трудовых отношений. Автор – юрист правовой группы РБОО «Центр лечебной педагогики» Павел Кантор.

Право на труд согласно статье 37 Конституции Российской Федерации относится к основным и неотчуждаемым правам человека. Неотчуждаемость основных прав и свобод человека предполагает необходимость их адекватных гарантий, в том числе в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами.

К числу таких гарантий в силу статьи 55 Конституции Российской Федерации относится возможность ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Каких-либо ограничений в отношении недееспособных лиц, кроме невозможности осуществления права избирать и быть избранными (статья 32 часть 3), непосредственно Конституцией Российской Федерации не предусмотрено.

Исходя из положений статьи 5 Трудового кодекса Российской Федерации регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из Трудового Кодекса, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права, а также иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права (указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти и иными нормативными актами).

Положения Трудового кодекса Российской Федерации, непосредственно регулирующего трудовые отношения, не содержат запрета на заключение трудовых договоров с лицами, признанными судом недееспособными. Из положений статьи 20 ТК РФ вытекает, что недееспособное лицо имеет право быть стороной трудовых правоотношений.

Положения статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая предусматривает ничтожность сделок, совершенных гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, применяется при гражданско-правовых отношениях; к трудовым же отношениям эти положения Гражданского кодекса Российской Федерации применению не подлежат. Указанную позицию изложил Верховный Суд России в своем Определении от 23 апреля 2010 г. № 13-В10-2.

Отсюда – следующие выводы.

1) Лицо, признанное недееспособным, вправе заключить трудовой договор с согласия своего опекуна. Представляется целесообразным, чтобы в тексте трудового договора было указано, что опекун (организация, исполняющая функции опекуна) не возражает против заключения такого договора, и присутствовала его подпись.

2) Лицо, признанное недееспособным, не может заключить такой трудовой договор, который носит смешанный характер и содержит положения, регулируемые в соответствии с гражданским правом, например, положения о полной материальной ответственности.

3) Поскольку лица, признанные недееспособными, как правило, являются инвалидами, то условия труда не должны противоречить тем указаниям по условиям труда, которые содержатся в ИПРА инвалида, если они там есть. Также на такой трудовой договор распространяются все особенности регулирования труда инвалидов (например, сокращенная продолжительность рабочего времени – ст. 92 ТК РФ).

4) Трудовой договор с недееспособным лицом не может быть заключен без его согласия либо противоречить его интересам (например, предусматривать меньший размер оплаты труда по сравнению с другими работниками с аналогичными условиями труда), поскольку в этом случае опекун не защищает права и интересы подопечного надлежащим образом. Точно так же опекун обязан следить за соблюдением трудовых прав своего подопечного и не допускать их нарушения.

5) Вознаграждение за трудовую деятельность поступает на счет работника и расходуется в порядке, установленном законодательством для расходования имущества подопечного. При этом, поскольку заработок не является средствами, выделенными на его содержание (как пенсия, пособия и т.п.), на него не распространяется требование о зачислении на номинальный счет (ч.1 ст. 37 ГК РФ).

6) В отдельных регионах законодательством предусмотрены доплаты к пенсии неработающих пенсионеров, право на которые пенсионер утрачивает в случае трудоустройства.

Необходимо учитывать это при решении вопроса о целесообразности и соответствии интересам подопечного трудоустройства в каждом конкретном случае.

Заметим, что если полученный заработок не сможет компенсировать потери в пенсионных выплатах (иными словами – подопечный в результате трудоустройства потеряет в деньгах), – органы опеки  будут считать трудоустройство не соответствующим интересам подопечного.

В этом случае опекуну придется доказывать органам опеки, что, хотя подопечный и несколько проиграл в деньгах, но зато выиграл в социализации, интеграции в обществе, психологическом комфорте, а это в данном случае для него значительно важнее и в большей степени соответствует его интересам.

7) Что касается недееспособного гражданина, проживающего в ПНИ, который желает заключить трудовой договор с самим ПНИ, как работодателем, то в этом случае целесообразно, чтобы его интересы при заключении договора (см. п.

1 настоящей справки) представлял не руководитель ПНИ, и не его сотрудник, а другое лицо. Это следует из п.8 ч.1 ст.

8 Федерального закона «Об опеке и попечительстве», согласно которому в полномочия органов опеки входит «представление законных интересов недееспособных граждан, в отношениях с любыми лицами, если действия опекунов по представлению законных интересов подопечных противоречат законодательству Российской Федерации или интересам подопечных либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных».

Понятно, что интересы работодателя и работника противоречат друг другу, поэтому директор ПНИ не может одновременно выступать как работодатель и в то же время защищать интересы недееспособного работника, в этом случае наступает конфликт интересов.

Например, в Буздякском ПНИ (Башкортостан) при заключении договора об оказании социальных услуг с недееспособными директор ПНИ подписывает эти договоры от имени поставщика социальных услуг, а от имени получателя их подписывает руководитель органа опеки (глава местного муниципального образования) –  очень правильная практика.

Аналогично при заключении трудового договора между ПНИ и проживающим в нем недееспособным гражданином: директор ПНИ подписывает договор от имени работодателя, недееспособный гражданин самостоятельно подписывает, как работник, а представитель органа опеки расписывается, что он не возражает против заключения такого договора.

Источник: https://www.osoboedetstvo.ru/post/2018/05/nedeesposobnost-ne-meshaet-trudoustroystvu

Может ли недееспособный гражданин заключить трудовой договор?

Может ли недееспособный гражданин работать

В законодательстве данный вопрос не урегулирован.

Трудовой кодексРФ не предусматривает в отношении недееспособных граждан каких-либо ограничений гарантированного ст.37 КонституцииРФ права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Статья 20 ТКРФ устанавливает лишь одно условие вступления в трудовые отношения в качестве работника– достижение лицом определенного возраста. Согласно ст.16 ТКРФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают на основании заключенного ими трудового договора.

Запретов для заключения трудового договора недееспособным лицом норма не содержит. Это означает, что в принципе закон не препятствует недееспособному заключить такой договор и выполнять посильную для себя работу, в т.ч.

в соответствии с указанными выше требованиями к условиям труда инвалидов вследствие психических расстройств.

Трудовой договор не является гражданско-правовой сделкой, совершение которой самим недееспособным прямо запрещено нормами ГКРФ. Однако даже из столь категоричного запрета закон предусматривает исключение: в интересах недееспособного совершенная им сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (п.2 ст.171 ГКРФ).

В качестве «страховочного» варианта, по нашему мнению, можно допустить возможность заключения трудового договора от имени недееспособного его опекуном. В соответствии с п.2 ст.31 ГКРФ и ч.2 ст.15 ФЗ «Об опеке попечительстве» опекуны вправе выступать в защиту прав и интересов своих подопечных в любых отношениях без специального полномочия.

На то обстоятельство, что опекун вправе не только совершать сделки от имени недееспособного, но и заключать трудовые договоры указывает ст.20 ТКРФ, из которой следует, что недееспособное лицо может быть работодателем. Согласно ч.9 и 11 ст.

20 ТКРФ от имени физических лиц, имеющих самостоятельный доход, достигших возраста 18 лет, но признанных судом недееспособными, их опекунами могут заключаться трудовые договоры с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства.

В этом случае опекуны лиц, выступающих в качестве работодателей, несут дополнительную ответственность по обязательствам, вытекающим из трудовых отношений, включая обязательства по выплате заработанной платы.

Заметим, что опекун заключает такой договор не от своего имени, а от имени подопечного.

Полный запрет заниматься трудовой деятельностью для всех недееспособных граждан только лишь по причине их статуса недееспособного лица, несмотря на то, что у таких граждан может быть сохранена способность принимать участие в данной сфере общественной жизни, противоречит международно-правовым стандартам, в частности ст.

27 Конвенции о правах инвалидов, а также Рекомендации Комитета министров Совета Европы №R (99)4 «О принципах, касающихся правовой защиты недееспособных взрослых»- Принципу 6 (опека должна соответствовать индивидуальным обстоятельствам и потребностям лица), Принципу 3 (опека не должна автоматически лишать недееспособного возможности принимать решения личного характера во время, когда он способен совершать такие действия).

Таким образом, недееспособному гражданину должна быть предоставлена возможность (право) вступать в трудовые отношения при условии, если:

1) избранный им вид деятельности не относится к видам профессиональной деятельности, для которых имеются ограничения, связанные с наличием психического расстройства (см.раздел 3 настоящего пособия);

2) для избранной им должности не установлен запрет на принятие лиц, признанных недееспособными;

3) у недееспособного сохранена способность к трудовой деятельности, т.е. он не является инвалидом I группы, при которой МСЭ устанавливает «неспособность к любой трудовой деятельности».

В этой связи безусловным нарушением законности является отказ бюро МСЭ в выдаче недееспособным инвалидам индивидуальной программы реабилитации по причине признания их недееспособными.

Вред, который недееспособный может причинить работодателю в процессе выполнения работы, должен возмещаться, очевидно, по правилам ст.1076 ГКРФ (см.раздел 6 настоящего пособия).

Данная формула является попыткой моделирования, заполнения пробела в законодательстве. На практике многие недееспособные граждане, сохранившие способность к трудовой деятельности, вынуждены вступать с работодателем в неофициальные отношения.

Источник: https://perspektiva-inva.ru/protec-rights/mental-invalid/interesting-materials/810-vw-810

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.